"МИР ОГНЯ": ИСТОРИЯ ГРУППЫ

Часть 1. Как всё начиналось

Самый длинный путь начинается с единственного шага.

Самая лучшая песня начинается с единственной ноты.

Самая крепкая дружба начинается с единственной встречи.

Как известно, случайность - это всего лишь закономерность, которой не сразу придали значение. Поэтому, если человек А "совершенно случайно" встречается с человеком В, никто и никогда не может с точностью сказать, к чему это приведёт.

Все истории имеют начало, и история Мира Огня, если не брать во внимание 15 миллиардов лет последовательных событий, прямо или косвенно способствовавших его возникновению, началась с одной из таких "случайных" встреч, когда в уездном городе К, на концерте группы "П", некто Костя встретился с неким Дрюсом (группа "З.С.В.О."), который по паспорту на поверку оказался вовсе не Дрюсом, а Андреем Нуждиным, человеком и гитаристом (о последнем факте добросовестные во всех остальных отношениях паспортисты, увы, умолчали).

Научно установленный факт: как только в ограниченном пространстве оказываются два музыканта, в них тут же просыпается зуд к активной музыкальной деятельности, в просторечии именуемый "синдромом шила в базальной части туловища". Иными словами, вышепоименованные Костя и Дрюс вознамерились создать собственный музыкальный проект, ничуть не смущаясь тем фактом, что Костя уже помаленьку бренчал на клавишах в 2-3 других группах славного города К. Вскоре после этой исторической встречи Костя кликнул свою старую гвардию - барабанщика Лёшу Бубнова и басиста Сергея Дмитриева из распавшейся группы "City", - и первый состав безымянного пока коллектива был доукомплектован и готов к бою. Вернее, почти готов, поскольку зазывать первых потенциальных фанатов на концерты афишами, на коих вместо названия красуется огромная Чёрная Дыра (= белое пятно), было не слишком целесообразно.

Надо сказать, что уже больше года Костя Бекрев писал песни на стихи талантливого (если не сказать гениального) и необычайно многогранного калининградского поэта Романа Адрианова, многочисленного лауреата многочисленных же литературных конкурсов и просто человека замечательного и ужасно интересного (сам себя не похвалишь - никто не похвалит...). Песен этих поднакопилось уже порядочно, ибо 97-99 годы были, по собственному определению Романа, его звёздным часом как по плодотворности, так и по разнообразию. Как заправский графоман, Роман приносил Косте чуть ли не по полноценной подборке в неделю, и одна из этих подборок была озаглавлена простым словосочетанием - МИР ОГНЯ (по названию одного из входивших в неё стихотворений). Увидев такой замечательный заголовок на такой замечательной подборке с такими замечательными стихами такого замечательного поэта, Костя запрыгал от радости, закричал диким голосом (от неё же), подбрасывая поочерёдно подборку, Романа и свой любимый рояль в воздух и кое-что из этого даже иногда ловя, и, ни слова не сказав многочисленным лицам и прочим частям тела, присутствовавшим при этой сцене, убежал в неизвестном направлении (может быть, я немножко приукрашиваю, но только - самую малость...).

Итак, обретя, наконец, имя, группа смогла без лишнего геморроя (или без лишней головной боли, что для некоторых индивидуумов одно и то же) обкатывать первую программу, составленную из Костиных песен на те их текстов Романа, которые были написаны в духе русского фолка. В результате появился весьма странный, но очень даже интересный и оригинальный гибрид клавишного джаз-рока a la Elton John etc. и русского фолк-рока в стиле "Калинова Моста". В группе, помимо вышеперечисленных Кости, Андрея, Алексея и Сергея, в то время играл также Коля Болток (акустическая гитара), так что полный состав коллектива на тот момент включал пятерых человек.

Первый концерт, на котором Костя имел возможность полюбоваться новым именем своей группы, изображённом на афише (!!!), состоялся в 26 апреля 1999 года в актовом зале главного корпуса Калининградского государственного университета. Концерт носил математическо-пацифистское название "4 в 1 против войны", и в нём, кроме "Мира Огня", выступали также такие коллективы, как "Перекрёсток" (на прошлом концерте которого, кстати, и состоялась ранее описанная встреча Кости и Дрюса), "Мистические вибрации корней" и "Screaming Hogs". Вокал Константина, его умопомрачительная игра на рояле (руками, ногами, головой и другими частями тела), необычный для Калининграда стиль и тексты "под фольклор" произвели на публику неизгладимое впечатление, и под конец выступления музыкантам "Мира Огня" пришлось воспользоваться припасёнными под полами плащей газовыми пистолетами, боевыми топорами и самоходными артиллерийскими установками, чтобы разогнать толпы фанаток, требующих автографы. В результате около полутысячи зрителей и зрительниц попали в больницы с тяжёлыми переломами и лёгкими беременностями, а главный корпус КГУ был безнадёжно разрушен... Ну, может быть, всё было не столь трагично...

Почти в том же составе "Мир Огня" отыграл ещё несколько концертов, - а потом случилось страшное: сперва Алексея Бубнова, а затем и Константина Бекрева похватали под белы руки и поволокли туда, где им, как было доведено до сведения их родных и близких, предстояло отдавать какой-то долг некой Родине (аргументы типа "Да не занимал я у неё ничего!!!" во внимание не принимались).

Часть 2. Как всё чуть было не закончилось

(но, однако, не закончилось)

Как ни странно, вынужденное пребывание на казённых харчах, подъёмы, отбои и походы в сортир по команде и прочие армейские тяготы и хлопоты не только не сломили боевого настроя лидера "Мира Огня" и не уняли его вокально-инструментального зуда, но и побудили ещё более удариться (головой и очень сильно) во всевозможные музыкальные искания. Не найдя в списках армейского снаряжения своего любимого рояля или, на худой конец, какого-нибудь захудалого синтезаторишки, Костя взялся за истязания первого попавшегося музыкального инструмента, случайно подвернувшегося ему под руку - гитары, которая почему-то привлекала его больше, чем более доступные и многочисленные в данной среде автоматы. Кроме того, проснувшись как-то раз с больной головой то ли после тяжёлого дежурства, то ли после чего-то не менее же тяжёлого, он обнаружил в своих судорожно сжатых руках листочки с какими-то каракулями, в которых позднее, немало потрудившись, узнал чьи-то стихи, написанные почему-то его собственным почерком. Напрягши всё, что было у него в голове, он, наконец, с ужасом вспомнил, что написал их сам!

Столь же значительные пертурбации (прошу прощения за столь неприличное название этого процесса, но ничего тут не поделаешь) переживал и весь "Мир Огня". Клавишница Полина перешла в группу "Dixi", а главным стукачом группы, взамен безвременно оставившего свой пост Алексея Бубнова, стал Володя (Рэггей) Прусаков из известной калининградской рэггей-группы "Рас-Клад", с коим уже в начале 2000 года, всего через несколько месяцев после начала Костиной службы на защите рубежей Родины, "Мир Огня" отыграл концерт в клубе (?). Параллельно была произведена попытка создания акустического состава группы, в который вошёл Володя Петропавловский со всем своим арсеналом духовых инструментов - от флейты до губной гармошки. Таким образом, избавившись от слишком современного и совсем не фолкового звучания клавишных и обогатив звучание духовыми, "Мир Огня" продолжил своё никчёмное прозяба... прошу прощения, величественное шествие к успеху.

Ближе к дембелю произошла ещё одна замена: Сергея Дмитриева сменил на басу Андрей Филатов. Таким составом группа сыграла концерт на зимней площадке клуба "У Быков" (знаменитого, между прочим, не только тем, что на пасху этим самым быкам, стоящим у входа в клуб, красят яйца, но и традицией предоставлять концертную площадку даже самым-самым отстойным коллективам; поэтому выступление "Мира Огня" на "Быках", безусловно, можно считать настоящим достижением!!!), после чего благополучно прекратила своё существование.

Часть 3. Как всё, тем не менее, продолжается

Со слезами на глазах покидал Костя родную воинскую часть, когда нежданно-негаданно подоспело печальное время завершения службы... т. е., нет, вру... дождавшись-таки дембеля, Костя вернулся домой и тут же забыл о двух годах "бесцельно прожитой жизни", за которую даже мучительно больно быть не могло, настолько бесцельны были эти годы... т. е., наверное, вру опять, ну да не важно... И всё было бы, наверное, не слишком хорошо, по крайней мере, для "Мира Огня", если бы за несколько месяцев до этой знаменательной даты не произошли несколько событий, имеющих к нашей истории самое непосредственное отношение.

Родной наш уездный город К. известен как город фестивальный (о том, что он является также городом морей, дождей и б... бывших добропорядочных женщин, не стоит даже и напоминать). Как раз на одном из рок-фестивалей, а именно на августовском "ВестБалте-2001", Константин, тогда ещё бравый служака, познакомился с милой компашкой из недавно распавшейся группы "Томиэль" - гитаристом Родионом Кравклем, барабанщиком Майком Чёрным и Нэллой, просто Нэллой (ну, может быть, не столь уж "просто", а ещё хорошим поэтом, обладательницей очень красивого голоса, ну и вообще не очень "просто"). Врождённая (почти патологическая) скромность не позволяет автору этого повествования назвать имя того, кто их познакомил, но значение этой встречи для дальнейшей судьбы группы трудно переоценить. Тем не менее, первая встреча не сулила ничего неожиданного: как признавался Майк своим друзьям, увидев Костю в первый раз, он жутко "запарился", соображая, как столь непонятное рыжее Нечто может ещё что-то петь и даже сочинять...

Примерно в то же время (с подачи лиц, уже не раз упомянутых в нашей истории, в том числе Кости и Романа) в городе К. была произведена попытка возрождения старой доброй традиции - бардовско-рокерско-поэтических квартирных концертов, или же попросту квартирников, куда, в числе прочих, были приглашены Нэлла, Майк и Родион. Тогда-то нашим героям и удалось познакомиться друг с другом поближе, однако прежний состав группы ещё доживал отведённые ему месяцы, поэтому речь о совместных проектах пока что не велась. Магического числа 3 оказалось достаточно для своевременной безвременной кончины только что родившейся традиции калининградских квартирников, но свою роль эти выступления сыграли и теперь могли спокойно отбыть "в леса, полные дичью", как говорят наши краснокожие братья.

Как только вслед за квартирниками в Лету канул и прежний состав "Мира Огня", Костя, Миша и Нэлла (а также подвернувшаяся весьма кстати старая, хотя и вполне себе молодая, Костина знакомая - кларнетистка Катя Сазонова, играющая также на клавишах и губной гармошке) принялись за репетиции для нового акустического проекта. Новая программа, в которую вошли песни Майка, Нэллы и Кости, изначально готовилась для выступления в черняховском замке "Инстербург", но, увы, этот проект так и остался нереализованным.

В начале 2002 года был сформирован новый состав "Мира Огня" (от прежнего остался только ударник Рэггей). За электрогитару берётся Родион, за бас - некто Юра Куряков, ещё один хороший знакомый Майка и Родиона, а Константин, как и положено, "берёт гитару (по-прежнему акустическую) и очень-очень-очень тихим голосом поёт"...

Кардинальное изменение состава группы не могло не привести (и, стало быть, привело) к столь же кардинальному изменению звучания. От клавишно-гитарного джаз-рока с элементами фолка "Мир Огня" переходит к более мягкому, более акустичному и гораздо "более фолковому" фолку, причём, памятуя о своих армейских, прошу прощения, "бдениях", Костя меняет также репертуар, который теперь практически полностью составляют песни целиком его собственного сочинения. Тем не менее, наиболее популярными становятся каверы: бодрая переделочка народной песенки про хиппи и аллигатора и старая толкинистская баллада "Тьма-пелена", неизменно пользующиеся успехом на каждом выступлении.

За февраль 2002 года группа успевает сыграть три концерта: в посёлке Александра Космодемьянского, где находится новая репетиционная база "Мира Огня", в Студии Музыкальной Импровизации и на рок-фестивале "Штурм-Шоу". После этого происходит последнее изменение состава: Володя Прусаков, преданный музыке рэггей, "шаманской" классике растафарианства, и потому "не вписавшийся" в новую концепцию группы, передаёт эстафетную барабанную палочку Майку Чёрному. Кроме того, роль "приходящих нянь" берут на себя две девушки - Катя и Нэлла, периодически появляющиеся на сцене: первая - с кларнетом, вторая - с вокалом и маракасами (а также прочими стучалками-бренчалками и гремелками-звенелками, называемыми в просторечии простым русским словом "перкуссия").

Состав оказывается идеальным: все члены (и прочие, не менее важные, части тела) группы с полуслова понимают друг друга не только как музыканты, но и как человеки. "Мир Огня" начинает активную концертную деятельность (в том числе проводит два сольных концерта во второй половине года: на стадионе "Балтика" и в ДК города Гурьевска), делает пробную запись на студии в Балтийске. В ближайшее время намечаются большой сольный концерт с участием большого количества приглашённых музыкантов и запись двух альбомов: электрического (рабочее название "Курган") и акустического (пока что без названия). В более отдалённых планах - гастроли в Правдинск и Гурьевск, туры по клубам Москвы и Питера, а также на Байкал...

viagra
Сайт управляется системой uCoz