СКАЗАНИЕ ОБ АРИЭЛИ

Незаконченная поэма

Глава 1. Принцесса Ариэль

В год войны Апютдэрга с Достором,

Где Король Динатен жил с позором,

У Энира, потомка Апюта,

И супруги его, Мириэли,

Родилася в затменья минуту

Дочь, что звалась с тех пор Ариэлью.

 

Восемнадцать лет минуло скоро

Непрерывной войны с Динатеном.

Много раз уж отряды Достора

Подходили к Энировским стенам.

Ариэль, Апютдэрга принцесса,

Всех была в Первом Круге прелестней!

 

Ариэль была младшей принцессой

В королевстве могучем Энира:

Брата звали её Галаниром, —

Был он воином храбрым и честным, —

А сестра, что звалась Ланаделью,

Знала тайны целительных зелий.

 

Ариэль была сведуща с детства

В Тайной Мудрости Ангелов Высших:

Голос девушки мудрой услышав,

Нисходили Наместники с Неба

И, великою пользуясь силой,

Помогали во всём, что просила.

 

Даже тайны Великого Света

И Ворот-Меж-Мирами секреты

Юной девице были подвластны;

А иной раз она на турнирах,

Словно рыцарь, дралась на рапирах,

Полюбив поединка опасность.

 

Лет прошло уже тридцать четыре,

Как народы не жили здесь в мире,

И собрались полки Динатена

К Апютдэрговым каменным стенам,

Чтоб надолго устроить осаду

Для Энирова стольного града.

 

Не один раз войска Галанира,

Чтоб осаду прорвать, выходили,

И к союзным пробиться державам,

Но Досторцы осаду держали.

Многих в битвах за город убили

Динатена бойцов и Энира!

 

Динатен же, Достора правитель,

Был у Мудрости Серой адептом,

И во зло он использовал Силу:

Ведь его всемогущий Учитель

Был не жителем Мира Апюта,

А шпионом Миров Михаила!

 

И, подумав, Прекрасная Дева

Порешила призвать Аримана,

Что помощником был Люцифера

И Верховным Хранителем Мира.

Поднялась в этот день утром рано,

В золотые доспехи одевшись,

 

И, забрав освященную шпагу,

Что положена каждому магу,

Тайной лестницей в башню взбежала.

Посредине огромного зала

Острием своей шпаги священной

Начертала меча два скрещенных,

 

Что в Звезде были пятиконечной,

Заключённой в магическом круге,

Имена Аримана, Апюта,

И ещё — Двух Соперников Вечных

Написала там друг против друга

Ариэль... Подождала минуту,

 

А потом призвала Аримана

Своим голосом — чистым и нежным.

И в сверкающе-чёрных одеждах,

С ореолом, белее тумана,

Что в тот вечер над замком клубился,

Люцифера Архангел явился.

 

Его брови черней были ночи,

И сверкали зелёные очи

Гневом, гордостью, легкой насмешкой,

И по детскому простодушно,

Но приветливо и добродушно,

Как у чёрной пантеры на лежке.

 

Долго молча принцесса стояла,

Аримана когда увидала,

Слова вымолвить была не в силах,

Потому что своею большою,

Чистой астеровскою душою

Элоира она полюбила.

 

А Архангел, когда появился,

К смелой девушке так обратился:

— Что нужно Дочери Моей,

Не побоявшейся воззвать

Ко мне, Властителю Огней,

На землю сшедшему опять?

 

Взор потупя, принцесса стояла.

Ариману она отвечала:

— О, Хранитель Мира,

Ариман Великий!

Помоги Эниру

Против силы дикой!

 

Ведь войска Достора —

Силы Динатена —

Завоюют город,

Поломают стены;

Их воздвигнул тут

Ещё сам Апют.

 

Мой отец, —

Ариэль продолжала, —

Состязается в Магии силе

Со слугой самого Михаила —

С Динатеном, но всё тому мало.

Брат мой водит полки на врага,

Но слабеют Энира войска.

 

Ланадель, сестра моя старшая,

Раненым солдатам помогала,

Но целительниц в городе мало,

Что способны помочь оставшимся.

И сама со своею я силой

Призывала Ушедших-В-Могилу,

 

Но не в силах помочь и оне...

Помоги, Ариман, хоть ты мне

И народу: за Мир ты в ответе,

О прекраснейший Ангел на свете!

Так сказала она не случайно:

Из великой любви к Ариману.

 

Но Архангелам мысли подвластны;

Он сказал Ариэли Прекрасной:

— Вне ведомы мысли и чувства твои,

Прекрасная Ариэль,

Но мне никого не дано полюбить

Из всех Миров и земель.

 

Любить я могу лишь как брат и отец,

И дружбу смогу доказать.

Любовь же отдай ты свою, наконец,

Тому, кого сможешь принять.

Опечалилась дочерь Энира

И сказала Хранителю Мира:

 

— Моё сердце сейчас и навеки твоё,

И любовь я отдать никому не смогу,

Но коль не принимаешь ты сердце моё,

Свою дружбу яви, помоги!

— Помогу! —

Ариман так принцессе ответил,

И был взор его ясен и светел.

 

Склонил голову он пред принцессой,

Положив свою руку на место,

Где у Смертных находится сердце,

И исчез, не промолвив "до встречи",

Лишь где было мечей перекрестье,

Амулет был, холодный, как вечер:

 

В форме звёздочки восьмиконечной

Из металла Центрального Мира.

На цепочке названия Вечных

Прочитала сестра Галанира,

И была на лице Талисмана

Золотая Звезда Аримана.

Глава 2. Шпионы Динатена

День прошёл, как на землю спускался

Ариман, Люцифера Архангел.

Приготовив большие тараны,

Все отряды Достора собрались

К Апютдэрга огромным воротам,

Чтоб сломить обороны оплоты.

 

Опускался над городом вечер,

Солнце село вдали за лесами,

И ворота открылись вдруг сами:

Апютдэржцы Досторцам навстречу

Вышли под Галанира правленьем,

Закрывая столичные стены.

 

Вдруг меж армиями теми, просто,

Словно в Мире Забытого Рая,

Вырос Ангел огромного роста,

Меч в обеих ладонях сжимая.

Повернувшийся ликом к Досторцам,

Был похож он на дикого горца,

 

Что спускаются редко в долину

И врагу не дают видеть спину.

Меч поднял Элоир над главою,

И равнина пред ним озарилась:

Ореол засветился звездою,

Дымка жёлтая словно разлилась.

 

А когда, меч к земле опустивши

И крылами махая неспешно,

Он поднялся с земли безмятежно,

То увидели люди, что вышли

Из-за стен Апютдэрга на битву,

Что враги Высшей Силой убиты.

 

Так погибли войска Динатена.

Сам же он своей крепости стены

Не покинул во время осады;

Потому, оставаясь в Досторе,

Знал он о пораженье и горе,

Наблюдая магическим взглядом.

 

И голосом мрачным, жестоким и тёмным

Отдал Динатен приказанье шпионам:

— Убить Энира,

И Мириэль,

И Галанира,

И Ланадель!

 

Лишь младшую из них

Оставите в живых:

Доставьте для меня

Принцессу Ариэль, —

Дам каждому коня

И множество земель!

 

Звали эту четверку шпионов

Илюзабьо, Тонузо, Топьонос

И Асмальор. Шпиона четыре

Были самыми лучшими в мире.

На властителей стран Илюзабьо

Обладал безграничным влияньем;

 

Мог невидимым сделать Тонузо

То, что было Хозяину нужно;

А Топьонос был воином смелым,

В совершенстве оружьем владея;

И любого лекарства и зелий

Знал секреты Асмальор умелый.

 

Ещё много умели и знали

Короля Динатена шпионы:

С детства их много лет обучали

Всем премудростям злые Драконы,

Что в те давние дни обитали

В неприступных горах Оригоны.

 

Взяв с собой всё, что было им нужно,

На большую надеясь награду,

Вся четверка отправилась дружно

К Апютдэргу, Энирову граду.

И когда подошли они к стенам,

В тот же миг Королем Динатеном

 

Были насланы призраки, точно

На солдат походя Динатена...

Апютдэржцам, что денно и нощно

Находились на города стенах,

Виделось, как входящие в город

Победили солдат из Достора...

 

Привели всю четверку к Эниру,

Что к большому готовился пиру,

И сказал Королю Илюзабьо:

— О великий потомок Апюта!

Мы пришли из провинции дальней,

Чтоб помочь тебе в эту минуту.

 

Когда на твой город

Шло войско Достора,

Мы были в пути.

Когда же с победой

Окончились беды,

Смогли мы прийти.

 

Но лишними мы не будем:

Поможем твоим мы людям.

Со мною — мои друзья.

Топьонос оружьем владеет,

Как больше никто не умеет:

Не видел подобных я!

 

Готовит Асмальор прекрасно:

Ему ты без дела напрасно

Не дай сидеть, Энир!

Тонузо осторожен,

И стражем быть он может,

Каких не видел мир.

 

А сам я в давнишние годы

Советником был Ланирота —

Правителя Светлых Лесов.

Тогда на войска Михаила

Водил я огромные силы

Из сотен отборных полков!

 

Я помню, как бежали

Враги под скрежет стали!..

С тех пор войны не знали,

Не ведали печали

Лесные эти дали,

И вновь все мирно спали...

 

Тебе, Энир

Решать теперь:

С тобой весь мир! —

Открой же дверь,

Прими скорей

Своих друзей!

 

Так сказал Илюзабьо Эниру;

Но раздался тут голос визиря,

Габриата, что долгие годы

Апютдэргу служил и народу:

— О Энир! Эти сладкие речи

Говорит Динатенова нечисть!

 

Ухмыляясь жестоко и гордо,

Илюзабьо ответствовал твёрдо:

— Я — противник Энира? помилуй!

Габриат, мне чужда твоя сказка!

Когда брали мы храм Михаила,

Не тебя ли я видел на плясках

 

Михаилова Культа мистерий?

Но остался вопрос без ответа;

И Энир, Илюзабьо поверив,

Габриата изгнал из Совета.

Самого ж Илюзабьо визирем

Так назначил отец Галанира.

 

Тот шпион, что готовил умело,

Взялся в замке за повара дело;

Тот, что воином был лучшим в мире,

Стал наставником войск Галанира;

Тот же, кто осторожным назвался,

Тот начальником стражи остался.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ НЕ ПЕРЕЛОЖЕННЫХ ГЛАВ:

Глава 3. Месть принцессы

Шпионы Динатена убивают Энира, Мириэль и Ланадель, подсыпав им за обедом яд. Не присутствующего на этом обеде Галанира убивает Тонузо, застав его только что вставшим с постели и не защищённым кольчугой. Узнав об этом, Ариэль вновь призывает Аримана-Оттаэ, и тот даёт ей магические доспехи, шлем и меч. Динатенцы пытаются схватить Ариэль, но она убивает их Мечом Аримана. Принцесса принимает от оставшегося верным Габриата Корону Апюта, собирает воинство и ведёт его на Достор. В ходе битву за город армия Динатена уничтожена, но и Ариэль остаётся почти без войск. Принцесса прорывается в замок и ведёт с Динатеном сначала магический поединок, закончившийся тем, что оба противника исчерпывают все свободные магические силы, а затем битву на мечах, победительницей в которой в конце концов выходит Ариэль. Перед смертью Динатен заявляет, что это не последняя их встреча, и насылает на Ариэль своих гигантских ядовитых пауков. Ариэль убивает некоторых из них и покидает Достор с остатками армии. В Апютдэрге начинается эпоха мира.

Глава 4. Наместница Ариэль

Некоторое время в Апютдэрге все спокойно. Затем неожиданно пауки Динатена находят Ариэль и ночью убивают её своим ядом. Перед смертью Ариэль коронует Габриата. Когда принцесса развоплощается, Элоир Ариман выделяет ей Мир в Сопределье Второго Круга и делает её Наместницей этого Мира. Перед лицом Властителя Йеве и Темного Элоира Люцифера-Сириэля Ариэль даёт клятву всегда любить Аримана и только Аримана и ждать, когда он сможет ответить ей тем же, пусть даже ждать этого придется до Конца Миров. В ответ на это Ариман клянётся, что отныне Ариэль всегда будет на первом месте в его мыслях, и что, если ему будет дана способность любить, он не свяжет свою судьбу ни с кем, кроме Ариэли. Йеве и Люцифер произносят Жребий Аримана и Ариэли: отныне им суждено будет сменить множество воплощений, прежде, чем они смогут вновь увидеть друг друга; Ариману придётся стать Разделённым и Смертным, чтобы научиться любви, и лишь тогда, когда будет потеряно всё, они смогут быть вместе. Упоминается также о ряде Знамений, которые будут предшествовать этому. После этого Ариман перестаёт быть Архангелом и выбирает собственный Путь, а Ариэль возвращается во вверенный ей Мир и занимается его обустройством.

Эпилог

На этом "Сказание об Ариэли" заканчивается, но начинается целый цикл легенд и сказаний о событиях в её Мире, о Поиске Ариэли и Поиске Аримана, об их встречах и дальнейшей войне с Динатеном. Легенды об Ариэли заканчиваются одновременно с легендами о Проявленном Мире Йеве, поскольку пророчества, завершающие "Сказание", относятся к Концу Мира Йеве и созданию нового Круга Миров.

Яндекс клуб вулкан - реальный способ заработать легко в наше время. Это большие деньги!
Сайт управляется системой uCoz